Авторизация

Email

Пароль

Забыли пароль?

Войти с помощью

Вы можете авторизоваться с помощью вашего аккаунта в одной из соц.сетей:

Всё о беззаконии
в Украине!
Криминальная юстиция
11 декабря 2019
10 мая 2012

Власть и ее вассалы. Апелляция (начало)

Автор: Фомин Игорь Юрьевич

Окруженная открытым неуважением (уже не только народа Украины); известная своей "принципиальностью" гражданам Европейского Союза, России и США; подбрасываемая пинками Генеральной прокуратуры с сосредоточенностью зомби, наша судебная система упорно движется в небытие. 0 комментариев


Во всех чертах ее  склонность к суициду, в  каждом движение и жесте - рука дрессировщика:  "алей - оп", теперь "алей - ап...пеляция".  Если при аресте Юрия Луценко ГПУ - шники окружили его  спецподразделением  по борьбе с терроризмом "Альфа"  и  от нас ожидали как минимум джихада, то теперь, похоже, затаившись, ожидают хоть местной революции. Но мы выбиваем их из колеи, упрямо действуя по закону, который шокирует игроков, привыкших к правилам блатной разборки.

* * *  

Слушание проводится в зале, который не находится в основном здании суда.  Указателями к нему служат  два стоящих на углу милиционера. До входа в помещение три раза смотрят удостоверение адвоката и дважды записывают в какие - то журналы.  Наконец, документы забирает молодая девушка в очках - судебный распорядитель.  В зал нас не пускают и мы обмениваемся репликами вокруг этой суеты. 

Зрительно, задействованы, где - то, двадцать - тридцать сотрудников милиции в бронежилетах  и мрачно - черной форме. У дверей стоят прокуроры и адвокаты.
- Заходите, - заявляет девушка - распорядитель. 
- А публика? -  спрашивает один из друзей Юрия Луценко.  
- Сколько  Вас? 
- Четыре.  
- Я должна знать, - оправдывается она. Для чего? 
Паралич страха и неуверенности в будущем витает вокруг представителей "славной" Фемиды. 

Журналистов сразу направляют в зал трансляций в другом здании.  Начало слушания.  Судья заходит и спрашивает у пустого зала, присутствуют ли в нем представители прессы. «Суд не возражает», - неожиданно заявляет он. Несколько журналистов позднее заходят и слушают наше действо, телекомпании так и не допускают.  Смотрю  потом видео, качество  на уровне скрытых съемок в Качановской колонии с премьером Тимошенко. 

Делимся на две стороны: защита - те, кто говорят и "нахально требуют руководствоваться законом" и обвинение - те, кто молчит, потому что и так уже все знает. 

Судья проверяет явку сторон. И тут мы понимаем, почему вообще нас собрали.  Истинная причина – апелляция, написанная странной и не известной всем участникам  личностью. Содержание ее так и остается для нас неизвестным.  Суд вопрошает прокуратуру  и для объективности также уточняет, нужно ли проводить судебное следствие,  как просят адвокаты. 

В зале появляется Александр Турчинов и депутаты самообороны. 

Судья, похожий на бывшего прокурора смотрит добро, но молчит, стараясь быть политически корректным.  Складывается чувство, что в душе он потихоньку крестится со словами "хоть бы обошлось" и постоянно звонит, чтобы согласовать каждый вдох и каждый выдох. 

Наученные заседаниями Печерского районного суда, прокуроры молчат, просто говорят «Нет», что спасает их от словесной бомбардировки Юрием Луценко. Он иногда просто называет их балбесами, скорее по инерции и для создания декоративного пятна на серой стене скучного судебного процесса.

Слово переходит к защите. Скоро мы будем смеяться сами над собой, декламируя вслух нормы закона, который никому не нужен и не интересен ни в этом деле, ни  в этой организации.  Ищешь слова попроще.  Все же мечтаешь, что хоть что - то поймут и хоть этот явный  бред оценят. 
Объясняешь: «19 - 23 января 2012 года почти 50 свидетелей  скосила "пошесть" - одновременные болезни, невыносимые семейные обстоятельства и поголовная занятость по работе. Из - за этого по делу не допрошен каждый третий свидетель. Ведь это  неполнота, господин судья!» Но "Нет"! Похоже наша Фемида не только с открытыми глазами, но  и патологически глухая. 

«Пан судья! Суд разрешил прокуратуре допросить 88 свидетелей и почти 50 огласить показания. Нам не дал ни одного - односторонний подход!»  Но снова "Нет"! 

Мы пригласили экспертов, их отказались читать и слушать, а своего эксперта, который в суде заявила, что ущерба по эпизоду "День милиции" нет, просто проигнорировали.  
«Ау!» - Нет, не слышат.

«Юрия Луценко заразили гепатитом, болезнь вирусная, может его нельзя направлять в ИТУ, назначьте судебно - медицинскую экспертизу». Ни ответа, ни привета.  За глухотой последовала немота и временный паралич совести.

Судья удаляется в совещательную комнату и отсутствует добрых два часа. Выходит и стоя провозглашает. Нет! Нет! И Нет!  Ни во что вникать мы не будем. Поговорим чуток далее и с Богом! 

Суд заканчивается, судья уходит, так и не назвав даты рассмотрения дела по сути, хотя бы для прикола. 
Выходим в дождь. Говорят, что дождь - это хорошая примета. Мы верим в победу, мы знаем, что обязательно победим, потому что такое(!) просто невозможно.

На улице опять много камер. Журналисты ждут комментариев.  Останавливают. Потом просят: «Пусть первым выступит прокурор. А то убежит».

Прокуратура в своем стиле. Сначала умничает: «Позиция адвокатов противоречива». Потом привычно и откровенно лжет: «Апелляционный суд оценивает только те доказательства, которые собраны в Печерском суде. Судебное следствие невозможно». Нахальная попытка ввести в заблуждение журналистов и через них их читателей, слушателей и зрителей.

Стараюсь объяснить нашу позицию журналистам, хотя чувствую, что она им понятна, ощущается душевное расположение к нам и к тому, что мы пытаемся сделать в условиях полного беспредела. 

Выйдя, смотрю назад на огромное дорогостоящее здание суда и осознаю беспомощность вершащейся за его стенами «справедливости».  Пытаясь найти хоть какое - то оправдание безмолвной покорности судей, обращаюсь к словам блестящего прокурора, затем председателя Петербургского окружного суда в царской России - Александра Федоровича Кони. 

«Приказание, идущее от имущих власть,  возможность удалить судью от его дела или вовсе лишить его привычной деятельности, создают в суде постоянную тревогу за свое положение вообще, опасение последствий своего предстоящего решения и страх по поводу уже состоявшегося».

До встречи 15 мая.

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.