Авторизация

Email

Пароль

Забыли пароль?

Войти с помощью

Вы можете авторизоваться с помощью вашего аккаунта в одной из соц.сетей:

Всё о беззаконии
в Украине!
Криминальная юстиция
01 декабря 2020
22 августа 2012

Человек без паспорта, или одиннадцать лет в поисках правосудия в Украине. Часть 1.

Автор: Фомин Игорь Юрьевич

В 2011 году меня интервьюировал журналист «Фокуса», как адвоката, который осуществлял защиту, на тот момент в самых резонансных криминальных делах Украины. В процессе интервью он спросил о том, какое из проведенных уголовных дел было самым интересным в моей карьере.  Я, не задумываясь, назвал дело по обвинению, в организации и торговле тяжелыми наркотиками Шаркози Б. 0 комментариев


Дело, которое расследовалось УБОПом и СБУ Днепропетровской области и рассматривалось в Кировском районном суде города Днепропетровска. К моему удивлению, вместо этого дела, журналист, устанавливая мне место в рейтинге, указал как самое громкое и важное для меня - гражданское дело со звучными на тот момент фамилиями чиновника администрации президента и народного депутата.  

Почему же именно это дело? Почему не дела известных политиков и государственных деятелей Украины Б. Данилишина, Е. Корнийчука, Ю. Луценко? Почему не эксклюзивное в свое время дело о восстановлении через суд Генерального прокурора? Почему именно оно приходит сразу на ум?  Мне думается, что в этом деле сконцентрировались и проявились  почти все пороки нашей системы. Здесь правоохранители  активно занимались подделкой документов; "липовали" протоколы допросов обвиняемого и свидетелей,  умышленно утаивали и фальсифицировали  доказательства; происходили склонение свидетелей к даче заведомо ложных показаний, подброс наркотиков и аресты на выезде из города, "липовые" демонстрации согнанных УБОПом бомжей.   В итоге, полная не способность системы признать провал и принять законное решение. Для меня в этом деле, во всем своем цинизме и уродливом многообразии форм и граней, проявилась постсоветская правоохранительная система Украины.

Я убежден, что эта правоохранительная система выросла на психологии животного страха НКВДистов Сталина. Эта правоохранительная система, до сегодняшнего дня живет по статистическим показателям времен Советской политической диктатуры. Ее чиновники, в своем большинстве,  насквозь пропитаны одним желанием: отобрать, получить с каждого и все что можно и за что только можно, желательно, ничего при этом не делая. Эта правоохранительная система, выросшая в период дикого формирования капиталов Украины,  построила благосостояние своих работников не на зарплате и государственных гарантиях, а на взятках, на одних только взятках. И сегодня, разумеется, управляется она исключительно криминальными понятиями.   А ведь хранить и защищать - это закон настоящих полицейских, их работа, их образ жизни. Так кого защищает наша система? Чьи права она умеет и хочет охранять? На этот вопрос у меня нет ответа, знаю лишь то, что точно не народ, который ее содержит, отдавая часть своего дохода государству в виде налогов!  

Эта история началась теплым днем в лесной шашлычной под Киевом. Кружащий голову запах хвои, потрескивание дров в мангале, неторопливые движения ворожившего над мясом старого цыгана. Растаявший во рту шашлык можно было назвать вершиной кулинарного искусства. Натуральное, терпкое на языке красное вино, тихий разговор друзей. В минуту эта неподражаемая расслабленная атмосфера была взорвана натужным визгом тормозов и выскочившей из машины агрессивной группой сотрудников спецподразделения «Беркут». По хозяйски, нагло, не опасаясь никого и ничего «правоохранители» направились к хозяину лесного кафе, явно за очередными поборами.  Но в этот день им не повезло, в компании любителей  шашлыка все, кроме меня, были офицерами МВД и работниками прокуратуры. После  пятиминутного разговора сдавшаяся группа мелких вымогателей в форме удалилась с обещанием больше никогда не появляться в этом месте. 

Подошел благодарный хозяин. Познакомились. Беседа текла неторопливо и постоянно крутилась вокруг произвола  милиционеров. В разговоре хозяин сказал, что в Днепропетровске дела еще хуже. Его родственника и друга беспричинно арестовали за торговлю наркотиками, хотя он постоянно живет в Германии и приехал сюда на похороны родственника за несколько дней до ареста.

"Вот Фомин",- улыбнулся мой однокурсник, до этого спровадивший милиционеров - "Лучше него в вашем уголовном деле никто не разберется". "Один эпизод, человек невиновен, имеет алиби, вы не можете не выиграть это дело", - начал горячо уговаривать меня родственник арестованного.  Тут должен сказать, что с самого начала карьеры адвоката, я крайне неохотно брал на себя защиту лиц обвиняемых в умышленных убийствах и торговле наркотиками, да и постоянно ездить в другой город тоже не хотелось, поэтому и контракт я заключил всего на два дня. По соглашению, мне нужно было съездить в Днепропетровск, ознакомиться с уголовным делом, посетить человека в тюрьме. В итоге, я мог заключить контракт на защиту или не заключить его, в зависимости от своего желания и убеждения в невиновности обвиняемого.

Так нежданно, на приятельской вечеринке в лесу, началась моя дорога к оправданию Шаркози Б., протяженностью в одиннадцать лет.  

Днепропетровск - это город, ближе которого для меня только родной Киев. Зеленый, с более спокойным, по сравнению со столицей, ритмом жизни, доброжелательными людьми. Рядом с гостиницей, в которую я поселился, в своем неторопливом величии разбросал широкие плечи Днепр. Отель был старым, построенным  для партийных функционеров СССР. У входа швейцар в потертом костюме, коридоры устелены дорожками, а утром пюре и гостовский винегрет с селедочкой. 
Встал рано. Обещанный один эпизод торговли наркотиками большим по объему уголовным делом не грозил. Планы оптимистичные - до обеда ознакомлюсь с делом, и возьму разрешение. После обеда в тюрьму, пообщаемся и завтра домой.   

Кировский районный суд внешне был похож на наспех отремонтированный послевоенный барак с глиняной пристройкой. В полуслепом коридоре нервно спорили посетители: граждане, прокуроры и адвокаты. Прямо там же стоял потертый стол желтого цвета, с выцарапанными на крышке, как в школе, нелестными выражениями. В канцелярии получаю дело взамен на удостоверение. Изумленно смотрю на шесть толстенных томов. Вот это да. Вот тебе и один эпизод. Начинаю читать. Боже мой. С санкции прокурора Днепропетровской области создается специальная группа из работников службы безопасности и управления по борьбе с организованной преступностью.  Для раскрытия преступной группы по торговле тяжелыми наркотиками проводятся полтора десятка контрольных закупок, задействуются агенты под прикрытием. Откопированные, перед вручением злодеям денежные купюры переписаны и помечены, для верности, средством «Проминь - 1».

Понимаю, что с ручкой тут работы на неделю. Незаметно запихиваю уголовное дело  в большой черный кулек и в соседней галантерейке копирую его от корки до корки. Дома почитаю. Возвращаю пухлые тома в канцелярию, забираю мандат и с  разрешением судьи отправляюсь искать тюрьму. 
  
Днепропетровская тюрьма мало отличается от аналогичных советских учреждений. Толстые и сырые стены покрыты масляной краской. Вонь и сырость пробирают насквозь. Наглухо прикрученные к полу стол и пара табуреток органично вписались в тюремный дизайн.  Крохотное окно под потолком и, с грохотом закрытая твердой рукой выводного, железная дверь рождают непреодолимое желание покинуть это место навсегда. Опять гремит дверь и с руками за спиной  заходит крепко "скроенный"  50 – летний чернявый мужчина. Выводной уходит и мы остаемся вдвоем. Знакомимся.  Задаю первые вопросы.  Разговор, на удивление, получился очень длинный. В рассказе о событиях, которые отправили этого человека в тюрьму не было суеты.  Многословие и витиеватость речи не прятали правду. В словах мужчины  чувствовалась уверенность в себе и своей невиновности. Все эпизоды сфальсифицированы, с ужасом понимаю я. Он невиновен. 

Продолжение следует.

Комментарии отсутствуют

Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.